Путеводитель это:

Путеводитель
   Путеводитель состоит из десяти статей, суммирующих взгляды Лема по тем вопросам, к которым он неоднократно обращался в своих текстах и к которым подходил, как к проблемам. Частота обращения сама по себе не может быть аргументом - у Лема есть "постоянные детали", элементы пейзажа, повторяющиеся из полотна в полотно, но задачей, проблемой не являющиеся. Разумеется, и здесь восприятие автора этого текста накладывается на восприятие Лема.
   Структурно путеводитель построен так. Первые четыре пункта - это статьи о текстах Лема, опубликованные в бюллетене "Тарантога", издававшемся В.И.Борисовым в Абакане, 1 - в 1991, # 3, 2 - 1991, # 6, 3 - 1993, # 2(12), 4 - 1993, # 4(14). Редактуре эти пункты не подвергались, кроме исправления опечаток. Тексты Лема в них называются, но цитаты не приводятся, зато даются многочисленные ссылки на другие источники. Последующие шесть пунктов написаны в 2003 году именно для этого текста, и цитаты из текстов Лема приводятся в них в той же форме, как в Словаре. Стиль первых четырех сильно отличается от стиля остальных шести глав, но мне показалось интереснее сохранить их as is. История, аш назг...
   ——————————————————————————————-
   1. Обязательно ли научная фантастика должна быть фантастичной до ненаучности?
   Научную фантастику многие считают "не совсем" литературой. Между тем, "фантастика" - это всего лишь форма и странно было бы судить лишь по ней: поэзия это литература, а проза - не литература, или что исторический роман это литература, а производственный - нет. Значит, привычное суждение о недолитературности фантастики, вытекающее из формы, возникло из-за высокой корреляции между формой и содержанием.
   А содержание научной фантастики часто бывало и бывает убогим. Считают, что новый метод ценен сам по себе, что модный ярлык достаточен. Правда, эта литература не залеживается ни на, ни под прилавком, ее и с нагрузкой рвут с руками; но что с того? Сейчас не залеживается очень многое, но литература должна воспитывать хороший вкус, а не идти на поводу у моды или "хлеба и зрелищ".
   Новаторские искания, конечно, нужны и ценны сами по себе, как новаторские искания, но совсем не обязательно их издавать. Чтобы вырастить удачный сорт, селекционеру приходится пройти через десятки неудачных. Они ценны и необходимы как опыт и путь, но не надо спускать совхозам план по их производству. Распространенное заблуждение халтурщиков от фантастики бессмысленное жонглирование псевдонаучными терминами, уверенность в том, что если к бредовым идеям довесить вроде бы научные словеса, то сойдет. А может быть, это и не заблуждение. Ведь сходит же!
   Конечно, многое прощается, если показаны интересные человеческие характеры, люди в интересной ситуации. Никому не приходит в голову критиковать Стругацких за "нуль-транспортировку" и "ульмотроны". Но если людей-то нет, а есть только "защитные поля" и войны с "разумными вирусами", то и получается та самая научная фантастика, по адресу которой так изящно "проехались" те же Стругацкие ("Понедельник начинается в субботу", путешествие в описываемое будущее). Однако покажем, что без "фантастики" этого типа можно обойтись совсем и что "научно-фантастические" идеи вовсе не обязательно должны противоречить науке.
   Для анализа было бы удобно найти "класс" однородных идей, которые можно сопоставить с соответствующими идеями из науки. Наличие "класса" позволит избежать случайностей и увеличить достоверность сравнения. Никто не отрицает, что работы Станислава Лема - фантастика; нет сомнений и в том, что это - литература. У него есть требуемый "класс" идей - космологические идеи, изложенные в романе "Голос Неба" (п.п. 1-5 дальнейшего текста) и в псевдорецензии "Альфред Теста. Новая космогония" (п.п. 6-8). Сопоставим их с тем, что говорит "настоящая" физика.
   Идея № 1. Гравитационный коллапс, катастрофическое сжатие Вселенной трактуется как "выворот наизнанку", в другое пространство. Это вопрос реально обсуждаемый и считающийся пока открытым, согласно Мизнер Ч., Торн К., Уилер Дж. Гравитация. - М.: Мир, 1977 (далее - МТУ), 2, с. 447.
   Идея № 2. При коллапсе остается "воронка", через которую из сжимающейся, коллапсирующей Вселенной нейтринное излучение проникает в последующую Вселенную - ту, которая возникает при обратном расширении (антиколлапс) сжавшейся материи. Эта гипотеза не согласуется с основной принятой сейчас моделью Вселенной, так как в ней в последние перед коллапсом и первые после него 100 секунд нейтрино и гравитоны не отделены от вещества - МТУ, 2, с.
   441. Кроме того, по МТУ, 3, с. 464, неполное сжатие - методологически неверная, так как недостаточно радикальная, модель. С другой стороны, неполное сжатие может быть вызвано взаимодействием зарядов - Bailyn M. Phys. Rev. D., 1977, 15, # 4, с. 957. По мнению Старобинского А.А. Письма ЖЭТФ, 1979, 30, # 11, с. 719, информацию о состоянии Вселенной до коллапса несут гравитоны.
   Более практический аспект идеи - использование нейтринных пучков для связи рассмотрен Hindin H.J. Electronics, 1978, 51, # 17, с. 73 (связь в пределах Земли) и Subotowicz M. Acta astronaut., 1979, 6, # 102, с. 213 (межзвездная связь).
   Позднейшее примечание - о возможном влиянии нейтринного потока на живое см. Чернавский Д.С. УФН 2002, # 2, с. 152.
   Идея № 3. Свойства Вселенной, возникающей после антиколлапса, могут быть различны и определяются лишь статистически. Именно такая гипотеза имеется в МТУ, 3, с. 348 и Картер Б. сб. Космология. Теории и наблюдения. М.: Мир, 1978, с. 369.
   Идея № 4. Цивилизации предшествующей Вселенной влияют на свойства последующей (после коллапса-антиколлапса) - эта гипотеза вне сферы физики в сегодняшнем понимании этой сферы. Отметим, однако, что этим суперцивилизациям пришлось бы решать очень тонкую задачу - диапазон варьирования основных физических параметров Вселенной очень мал, если мы хотим, чтобы была возможность существования достаточно сложной органической жизни - Розенталь И.Л., УФН, 1980, 131, # 2, с. 239; Хокинг С.В. сб. Космология. Теории и наблюдения. - М.: Мир, 1978, с. 360 и Картер Б., там же, с. 369. Поэтому, если идея # 3 верна, нашей Вселенной, "пронизываемой взглядами живых существ" (Лем Ст. Магелланово облако), предшествовали и последуют тысячи миров, заполненных пылающей материей, но - в традиционном смысле - безжизненных. Впрочем, может быть, в них будет иная, "плазменная" жизнь (Лем Ст. Правда)?
   Идея № 5. Нейтринное излучение, имеющееся во Вселенной, есть продукт жизнедеятельности "нейтринных организмов". Эта гипотеза вне сферы физики в сегодняшнем понимании этой сферы.
   Идея № 6. Во Вселенной существуют области с "разной физикой". Данная идея неверна, так как разделенность в пространстве свидетельствует о взаимодействии и, следовательно, о частичной общности физики.
   Идея № 7. Суперцивилизации могут управлять физикой Вселенной. Эта идея вне сферы физики в ее современном понимании.
   Идея № 8. Постоянная Больцмана не является постоянной, а испытывает медленный дрейф. Идея о непостоянстве величин, в классических теориях являющихся постоянными, бытует в физике. Обычно, правда, обсуждается возможное непостоянство фундаментальных констант (скорости света, постоянной Планка и гравитации) или характеристики основных элементарных частиц (например, заряда или массы электрона). Обзор состояния вопроса дан в книге Чечев В.П., Крамаровский Я.М. Радиоактивность и эволюция Вселенной. - М.: Наука, 1978.
   Итак, идеи Лема вполне "на уровне" - ведь использованные для сопоставления работы вполне этот уровень отражают. Из восьми идей 4 имеются в физике, 3 - выходят за ее рамки, но ей не противоречат, и 1 неверна. Счет, не обидный даже для физика, а уж для писателя и вовсе редкостный.
   А зачем, собственно, Лему это физическое правдоподобие? Ведь в других вещах у него есть если и не "разумные вирусы", то мыслящий Океан ("Солярис"). Это, впрочем, ни у кого не вызывает сомнения, потому что дело-то не в океане. Просто, прежде чем говорить, надо подумать, чтобы не таскать потом за собой совесть десять лет ядром на ноге. Конечно, герои "Голоса Неба" несколько меньше люди и больше схемы, чем Крис, Снаут и Хэри, но все же это люди, со своими целями, и принципами, и страстишками; можно было бы обойтись без Мизнера, Уилера и Торна. Так что, пан Станислав просто хотел показать, что он может и вот так? Тогда своей цели он достиг.
   ————————————————————
   2. Социальная мифология Станислава Лема
   Участвовать самому в играх и понимать это - разные вещи; с другой стороны, можно знать правила не только своей игры, но и таких, в которых не участвуешь.
   Ст.Лем. Модель культуры.
   Человеческое мышление не терпит ограничений.
   И.С.Шкловский. Вселенная, жизнь, разум.
   Окно в мир можно заслонить газетой.
   Ст.Ежи Лец
   Откуда взялась социальная мифология? Основной тенденцией развития является совершенствование гомеостаза, что требует усложнения функций. Функциональные возможности индивида (зверя, человека, ЭВМ) ограничены. Начинается дифференциация функций и кооперация индивидов (самец и самка, охотник и пастух, векторный и скалярный процессоры). У разных индивидов естественно ожидать разные интересы, а кое-что требуется еще для того, чтобы система существовала как целое (послушание вожаку, налоги, интерфейс). Таким образом, неизбежны конфликты индивид-индивид и индивид-общество, поскольку понимание неизбежности различий и "накладных расходов" приходит значительно позже.
   Для достижения максимальной скорости развития нужен оптимальный уровень конфликтов. Однако конфликт неприятен. Людей можно научить считаться друг с другом и с "мы", но не сразу. А раз нельзя вылечить, надо облегчить. Возникает социальная мифология, выдающая черное за белое, и соответствующие разделы в религиях, обещающие, что белое будет потом, на соответствующем свете.
   Социальная мифология создается людьми. А это позволяет:
   а) примириться - "сами виноваты", "каждый народ имеет то правительство, которого заслуживает" - и не обсуждать этот вопрос дальше или
   б) надеяться разобраться хоть в каких-то вопросах, касающихся этих систем, по крайней мере не хуже, чем их создатели. Такие вопросы можно разделить на две группы: как системы действуют и что в результате получается. Вопроса "как действуют" Лем касается меньше - ведь исходную информацию и писатель и читатель черпают из жизни; информация же по этому вопросу в жизни встречается редко и уважаемому пану Станиславу, и мне, и, скорее всего, вам. Поэтому квалифицированно и написать, и прочитать об этом трудно. Что мы видим в цирке? Фокусника, вытаскивающего кролика из кармана. Но это видят все, это не интересно. И если вы не рабочий сцены, вы больше ничего и не увидите. И даже не сможете оценить всю ту хитрую механику, которая стоит за кроликом, висящим на ушах. Но зато вы видите людей, сидящих вокруг вас в зале, видите себя. Вы, впрочем, можете этим не интересоваться. Но если, в принципе, вам это интересно, Лем вам немножко поможет узнать, "что в результате получается".
   Итак, зверек висит и машет лапами. Ну и что с того? В чудеса мы не верим. Ясно же, что в кармане его не было. Или кролик резиновый, лапы дергают за веревочки, или не из кармана, а из-за спины, там "кроликопровод" на чернобархатном фоне не виден. Что же, собственно, демонстрирует фокусник? Ловкость рук, черность бархата и умную - может быть, и не свою - голову, придумавшую эти фокусы.
   Но кролик, висящий перед залом на собственных ушах, действительно был в кармане. И вообще, из этого кармана можно достать все, что угодно. Хоть паровоз. Вы ведь не сомневаетесь, что наши фокусники - честные люди? "Трудно человеку, проникнутому подобной верой, сохранять собственные мысли - тем более, что этому мешает и полицейский террор" (Мифотворчество Томаса Манна). Так что отнеситесь к кролику серьезно. Ведь вам все равно придется в него поверить. Правда, это трудно проверить. "...экзаменовать своих членов насчет отсутствия противоречия между их взглядами и программой партии политическая организация не может" (Ленин В.И. Об отношении рабочей партии к религии). И даже детекторы лжи, которые могут встраивать в часы (Newsweek. - 1979. - 30 IV. - С. 3; Химия и жизнь. - 1979. - # 11. - С. 94) и могут анализировать голос по телефону и в магнитной записи (Newsweek. - 1978. - IV. - С. 4; БИНТИ ТАСС. - 1978. - # 25. - С. 33) недостаточно точны (Райс Ю. Когда голос чуть дрожит // Иностр. лит. - 1980. - # 12. - С. 13; Бимон А. Точность детекторов лжи под вопросом // Электроника. - 1979. - 52. - # 24. - С. 12). Но, по крайней мере, вам придется ясно и четко сказать в антракте, что кролик - да, из кармана - да, фокусник - да, и вы - за. Ведь именно такая реакция важна, и именно такая она нужна, и именно такая она и будет. И, может быть, пребудет вовеки. Не думайте, что вы умнее всех - ведь не понял же ничего в Москве в 1937 году Лион Фейхтвангер, наверное, не слишком глупый человек (Фейхтвангер Л., Москва 1937. - М.: Худож. лит., 1937). А может быть, он считал, что страну, собирающуюся бороться с германским нацизмом, надо поддержать любыми средствами? Жертв нацизма Фейхтвангеру было жальче...
   Однако, хоть "Лганье перед самими собой у нас еще глубже укоренилось, чем перед другими" (Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч. - 9. - СПб, 1895. - С. 453), но трудно врать самому себе постоянно. Поэтому "В этом мире уже не довольствуются обманом, а с помощью целого комплекса принудительных и поощрительных мер добиваются его трансформации в самообман" (Шахназаров Г. Этот прекрасный новый мир в этом пресловутом 1984 г. // Иностр. лит.
   1979. - # 7. - С. 228); мне кажется, что самообман - это новая ступень совершенства по сравнению с простым враньем, даже перед самим собой.
   Итак, способные ученики великого учителя реализовали известную рекомендацию: "...народ по природе своей непостоянен. Легко убедить его в чем-то, но трудно утвердить в этом убеждении. Поэтому нужно поставить дело так, что, когда люди больше не верят, можно было бы заставить их верить силой" (Макиавелли Н. Князь // Сочинения. - М.-Л.: Academia, 1934. - С. 235). А вера необходима, даже вера активная. Ибо "есть вещи, которые запрещено отрицать, осуждать, хвалить, делать, упоминать, но нет таких, от которых запрещено скучать" (В.Леви) - а когда люди от чего-то скучают, это уже достаточно нехорошо. А чтобы не было скучно, можно создать оппозицию, возглавляемую правительством (11 путешествие Ийона Тихого).
   Самообман может зайти очень далеко - "Существуют методы, при помощи которых жертву можно превратить в соучастника преступления; есть и такие, которые позволяют жертвам долго верить, что они не только не поступают плохо, а, наоборот, спасают определенные ценности" (Мифотворчество Томаса Манна).
   И наконец, дело доходит до "...выбора между добром и злом при полной невозможности (о ней и помыслить нельзя!) относительности этих полюсов. На деле же существует социальная техника нарушения их мнимой ненарушимости" (Мифотворчество Томаса Манна).
   Не думайте, что вы понимаете разницу и границу и никогда ее не перейдете - "если это продолжается долго, исчезает разница между тем, у кого грязные только руки, а сердце золотое, и тем, кто черен весь насквозь" (Мифотворчество Томаса Манна).
   Итак, создав потребителя, не имеющего моральных ценностей вне системы обмана, социальный иллюзионизм обретает устойчивость и замкнутость (Альфред Целлерман. Группенфюрер Луи XVI). Человек создал себе систему, система создала себе человека.
   Правда, этот счастливый конец достигнут лишь на бумаге. В жизни роль социального иллюзионизма ограничена; человек все же обычно кое-что понимает. Но роль социального иллюзионизма в жизни общества может со временем возрасти, потому что вранье ничем не хуже правды, даже несет больше информации об источнике вранья - "...ложь раскрывает не меньше, чем правда. Иногда даже больше". (Кристи А. Чаепитие в Хантербери // Смена. - 1979. - # 17. - С. 23).
   Однако вранье труднее адекватно расшифровать. Мир "с враньем" труднее для понимания и существования, поэтому - по крайней мере, в исторической перспективе - вранье осуждается моралью. Однако не исключено, что, по мере улучшения умственных способностей, человек научится пользоваться высокой информативностью. Прогрессирует со временем и надлежащим образом мораль.
   Каково будущее систем социального иллюзионизма? Они, по-видимому, гибнут со своим материальным субстратом - соответствующим государством. Конечно, новый класс может использовать детальки от предшествующей системы достаточно продажный журналист будет служить капиталисту так же, как и феодалу, но в целом систему придется менять. Более того, на первых порах именно ее уничтожение будет одной из целей. А может ли система социального иллюзионизма погибнуть без государственной революции? У Лема эти системы гибнут от внешних причин вместе с государствами, которые в большой мере на них держались ("11 путешествие Ийона Тихого", "Альфред Целлерман. Группенфюрер Луи XVI"), либо показаны вполне устойчивыми ("13 путешествие Ийона Тихого", "26 путешествие Ийона Тихого"). Так что на этот вопрос у Лема ответа нет. Можете фантазировать сами.
   ——————————————————————
   3. Путь от биологии
   Эволюция шла различными путями - ведь она слепа, это слепой скульптор, который не видит собственных творений и не знает - откуда ему знать? - что с ними будет дальше.
   Лем Ст. Формула Лимфатера.
   В биологии нет ничего небиологического. Это не игра в слова - просто биологическая эволюция была длинна. Неудачные модели Генерального конструктора нашли место в божественном Политехническом музее - эволюция не разбирает на детальки. Чем ограничены модели?
   Биология стоит на фундаменте химии, она - на физике. Не могла эволюция сделать человека с термоядерным источником энергии - а как было бы здорово? Не могла эволюция сделать человека с фторопластовыми шарнирами, не боящимися отложений солей. А ведь надо соблюсти еще и законы биологии. И стоит в музее, на почетной витрине, за большой алмазной лупой, маленький муравей, предвосхитивший лемовскую "формулу Лимфатера", овладевший мгновенным схватыванием обстановки, но остановленный законами биологии перед последним шагом к совершенству.
   Но даже ничему не противоречащее новое свойство проходило строгий отбор. Оно должно было увеличить выживаемость, иначе нет причин для закрепления этого свойства. Красивы и изящны бакенбарды, но они могут помешать бегать через кусты (Стругацкие А.Н., Б.Н. Малыш). Новое свойство будет полезно потом - недостаточная мотивировка. Эволюция не может создавать органы, которые совершенно бесполезны в зародыше (лемовская "Формула Лимфатера"). Тот, кто провертел первую дыру в камне, был, конечно, первым homo sapiens (Стругацкие А.Н., Б.Н. Понедельник начинается в субботу), но если он и без того "ел, пил, спал в свое удовольствие"?
   Но и это не последний барьер. Свойство, проверяемое на биологическую целесообразность, должно наследоваться - генетически или путем научения (сознательного или бессознательного). Не наследуется генетически умение извлекать корни седьмой степени в уме. Не удается обучать детей "не набивать шишки".
   Разве может после этого многоступенчатого отбора остаться что-то антибиологическое? Расширяя область поисков, приходим от индивида к стаду.
   Индивида изучает биология, стадо изучает социология. Социальные свойства имеют своим фундаментом биологию, просто потому, что социум состоит из индивидов. За какую ниточку ни потянешь - обязательно придешь или к любви, или к власти, или к еде (Стругацкие А.Н., Б.Н. Улитка на склоне). Впрочем, дворцовые интриги, яд и обжорство укорачивают жизнь коронованным вожакам.
   Разумеется, здание не кончается фундаментом, и возникает вопрос - все ли в человеке биологично? Ведь с точки зрения биолога существование не приспособительных признаков уже сомнительно (Грант В. Эволюция организмов. М.: Мир, 1979). Нет, конечно! У человека есть любимое дитя - Культура.
   Культура вообще - результат люфта между природой и человеком - то самое, что как раз не влияет на выживаемость, то, что не диктуется природой человеку. Такова лемовская "Модель культуры". Однако это так лишь в "начале" культуры, а затем она может повлиять на выживание, вплоть до полного уничтожения носителей ее. Люфт растет, рама ходит ходуном, дрожит фундамент, машина идет вразнос - XX век.
   Культура может уничтожить человека, изменив окружающую его среду (Дубинин Н.П. Вестн. АН СССР. - 1980. - # 6. - С. 73) или разорвав связи человека с этой средой и замкнув их на него (Стругацкие А.Н., Б.Н. Хищные вещи века), изменив человека до неузнаваемости, вмешавшись в его биологию (Тихоненко Т.И., Вестн. АН СССР. - 1979. - # 8. - С. 57).
   Культура может уничтожить человека и более сложным путем соответствующим образом преобразовав аксиологию и мораль (Лем Ст. Альтруизин, Возвращение со звезд). Почему вообще аксиология и мораль могут быть различны? Разве не естественнее, чтобы они были у всех одинаковыми самыми хорошими?
   Биологическая разница есть между всеми биологическими существами. Зачем она - биология знает. Разброс аксиологии и морали между обществами есть по той же причине - он так же необходим для гомеостаза, как мутации, - только это социальные мутации. Зная, какие общества оказались нестабильны в прошлом, мы можем предсказать судьбу существующих, то есть направление отбора.
   Естественный отбор, и биологический, и социальный, не может быть плох или хорош - это закон природы, и он не подлежит оценке просто потому, что из нее не следует действия. А хорош или плох искусственный? Постановка такого вопроса подразумевает "высшее существо". Для искусственного отбора в биологии человека или иного разумного существа - это власть (в лемовском "Эдеме", а на Земле - в истории Германии). В социологии человека - это власть, в социологии цивилизации - это сверхцивилизации.
   Оценка разброса аксиологии и морали всегда отрицательна и всегда бессодержательна, так как оценивать одну мораль и аксиологию с позиций другой нельзя - это явления одного уровня. Даже более простая задача оценка сверху вниз - далеко не тривиальна. Мы до сих пор не знаем, что такое прогресс в биологическом смысле (Тимофеев-Ресовский Н.В. Природа. - 1980. # 9. - С. 62), а уверяем себя, что понимаем, что такое прогресс социальный. Доверите ли вы строительство вашего дома крупному специалисту по крышам, ничего не понимающему в фундаментах?
   Разные варианты морали можно оценивать только с точки зрения "над-морали", а я не вижу другой "над-морали", "над-аксиологии", кроме того же гомеостаза.
   Лем показывает разные варианты аксиологии и морали в "Возвращении со звезд", "Альтруизине", "Сумме технологии" и ряде "Путешествий Ийона Тихого", причем, в соответствии со сказанным, всегда в мрачных тонах. Однако все эти общества у Лема явно гомеостатичны. Лем, конечно, не утверждает, что варианты, реализованные на планете Земля, наилучшие, но они явно не исчерпывают списка; он, Лем, лучших придумать не берется (прозрачная аллегория в "Повторении").
   То, что антибиологично, в основном до нас не дошло - вставшие на этот путь гибли. "Вид, зашедший в тупик, вымирает полностью" (Лем Ст. Формула Лимфатера). Тупик - имеется в виду не отсутствие развития, а отсутствие эффективных "ходов" в игре с природой. От видов, зашедших в тупик и погибших там, не остается генетических следов - поэтому такие процессы будут повторяться. Социальная эволюция гуманнее - изучив, почему погибли цивилизации древности, мы можем (?) это учесть и не повторить их ошибок. Можем, но вовсе не обязаны. "Народ, не помнящий свою историю, осужден на то, чтобы пережить ее вторично" (И.Эренбург).
   С другой стороны, законы истории имеют, хоть и в меньшей степени, чем законы физики, объективный характер и их знание вовсе не означает их отмены. По определению, "свобода воли" - это действие с полным пониманием. Интересно, если мы придем к выводу о том, что находимся в тупике и вид homo обречен, будет ли движение в этот тупик "с полным пониманием" свободой воли или нет?
   Позднейшее примечание А.Ф.Дедкова.
   Рассмотрим ситуацию. Есть некая мутация X в ДНК вида, которая сама по себе никак не сказывается на жизнедеятельности организмов, но ее наличие препятствует возникновению мутации Y, которая заводит вид в тупик. В таком случае наличие "иммунитета" к мутации Y можно трактовать как след в генетической памяти от исчезнувшего вида. Возможно, что некоторые участки ДНК не кодируют какие-то признаки, а отвечают за признаки, которых НЕТ у данного организма, т. е. воспрепятствуют появлению признака, ведущего вид в тупик.
   ——————————————————————-
   4. Summa technologiae?
   Тематика наших бесед была школьнической - мы рассуждали о человеке.
   Лем Ст. Голос Неба.
   Эта статья - о книгах Станислава Лема. Выбор темы объясняется просто мне нравится этот писатель: как он пишет, что он пишет.
   Как ни велик соблазн попробовать написать о том, как пишет Лем, от этого придется отказаться. Чтобы иметь право поддаться этому соблазну, желательно иметь соответствующее образование. К счастью, оно не нужно, чтобы читать книги и бродить по лесу.
   В большом лесу можно увидеть нового зверя - но мы узнаем прежде всего зверей, в какой-то степени знакомых. Так что если вы сочтете самыми интересными у Лема не те вопросы, что я, это будет лишь естественно.
   Мне показался интересным вопрос о психичности техники. Сразу вспоминаются споры на тему "могут ли машины мыслить". Со временем споры утихли, а некоторые из спорящих занялись делом - созданием машин (которые пока не мыслят). Известным законам природы мыслящие машины противоречат не более, чем мыслящий человек, так что аргументы "против" могут быть только от антропоцентризма. Но и веского аргумента "за" до сих пор не видно.
   Лишь под занавес споров о мышлении у машин спорящие выяснили, что под мышлением они понимают зачастую разные вещи, кроме случаев, когда считают, что мышление - это "нечто такое, что делает человек". Ограничиваться таким же ответом на вопрос "что такое психичность?" не хочется. Итак, что такое психичность в лемовском понимании, когда и у кого она бывает?
   Проще начать "от противного". Что Лем, судя по реакции людей, окружающих искусственную систему, не считает признаком психичного поведения? Прежде всего тривиальные внешние признаки - точность отражения внешней обстановки - "Вторжение", эффективность действий в новой ситуации "Непобедимый", обучаемое поведение - "Ананке", суперсложное, но все же постигаемое человеком поведение - "Элистер Уэйнрайт, Being Inc.", даже сложное до непостижимости поведение - "Непобедимый", даже явное интеллектуальное превосходство Голема XIV-го. Призыв "копать глубже" довершает Терминус, от общения с которым Пиркс чуть не поседел, и который оказывается не только апсихичным, но и почти не мыслящим автоматом.
   Не является признаком психичности ни коллективное поведение, ни поведение непредсказуемое - эти две гипотезы Лем не рассматривает, видимо, за очевидностью. Действительно, машинные модели простейших проявляют коллективное поведение, а поведение рулетки непредсказуемо. Но и способность к предсказанию событий не оказывается признаком психичности - "137 секунд". И даже попытки автодескрипции, которые делают героини "Соляриса" и "Маски" и Барнс из "Дознания" сами по себе ничего не доказывают - любое познающее устройство рано или поздно в процессе познания наткнется на самое себя... Однако характерно, что попытки автодескрипции делают у Лема системы, которые мы позже признаем наделенными психикой. А как же, ведь самокопанье - это так по-человечески... Но при чем здесь, собственно, человек?
   Лемовское summa contro anthropocentrismus - "Доктор Диагор". Создания доктора пытаются освободиться от создателя, а последнее даже использует его в своих целях - но увы, ни то, ни другое - не психичность... просто эмоции Диагора, оказавшегося игрушкой своего творения, даны уж очень психично. И даже попытка подчинить себе все человечество, сделанная Другом, не означает его психичности.
   Антропоцентризм все же силен - Эл Брегг признает психичными сломанных роботов "Возвращения со звезд", ожидающих своей очереди в печь - еще бы, они обратились к нему за помощью. О милосердии взывал и компьютер, увидевший над собой Молот; но его Лем признает психичным по другой причине. Тот же, кто держал молот, разбираться в этих тонкостях не стал. Антропоцентризм - не критерий, но куда же от него денешься, если не являются психичностью ни разработка мировоззренческих гипотез - "14-е путешествие Ийона Тихого", ни возникновение веры в существование по ту сторону конторы по сбору металлолома - "Возвращение со звезд", "Сумма технологии", ни возможность сойти с ума - "Охота на Сэтавра", "Клиника доктора Влипердиуса" - просто в сложной системе и поломки сложные.
   Итак, антропоцентризм. В какой-то степени такой подход, может быть, и выход - ведь человек психичен. Так не поискать ли нам психичность техники в области общения ее с человеком? Доктору Диагору это не противоречит - ведь он со своими созданиями не общался - он их изучал, а последнее из них успешно изучило его. В общении же, в контакте есть что-то кроме взаимоизучения.
   Начнем мы с простейшего метода общения. Глазомер и реакция не подводят навигатора Пиркса - выстрел - и Охота на Сэтавра окончена: глыба раскаленного металла падает на камни. За несколько секунд до этого Сэтавр спас Пиркса. Не был ли машинный гуманизм признаком психичности? Впрочем, сам факт проявления оного гуманизма остается сомнительным - уж очень быстро все происходит. И Пиркс остается жить со своими сомнениями.
   Блеск и слабый порыв ветра - ведь это был маленький дестабилизатор. На большой не хватило материалов. Но больше на станции Солярис не будет Хэри К. Крис Кельвин может теперь носить при себе, вместе с рвущейся на сгибах открыткой, еще и записку, написанную тем же почерком, только на десять лет позже. Хэри ушла, как и в первый раз, по своей воле. Какие уж тут сомнения...
   Нет сомнений и в "Формуле Лимфатера" - все сформулировано, все точки над всеми буквами, битые стекла, оборванные провода... Неясно лишь, откуда берется этот абсолютный гуманизм, с глазу на глаз и под угрозой уничтожения? У биологических систем гуманизм возник в результате межпопуляционного отбора (Грант В. Эволюция организмов. - М.: Мир, 1980. - С. 119), так как он увеличивает вероятность выживания. "Относительный гуманизм" - в обществе и не под угрозой уничтожения - критерием психичности не является, так как может быть просто оптимальным поведением, - как это прекрасно объяснил Барнс из "Дознания".
   Абсолютный гуманизм биологических систем объяснить легко - естественное желание "понять - значит упростить" вызывает попытки упростить решение сложной задачи о мере гуманизма в конкретной ситуации. Предельно упрощенное решение - абсолютный гуманизм. Его невозможно реализовать, как и любой абсолют, но можно декларировать; практические реализации - вегетарианство на идейной почве (не от нечем себя занять!) и ахимса - достаточно далеки от абсолюта. Но абсолютизация гуманизма возникает очень редко, в сложных системах, прошедших большой путь развития и только в ситуациях, когда чисто материальное существование обеспечено. Таким образом, абсолютизация гуманизма - ошибка, встречающаяся только у высокоразвитых систем. Откуда она могла взяться у механизмов, в которых не вчера-позавчера затянули последние болты?
   Психичности и, в частности, гуманизму, система может научиться от людей. Так возникает психичность у ребенка. Такой путь показан в "Солярисе" и "Маске". Хэри и соблазнительница Арродеса умеют ставить задачи; обе они наделены эмоциями; обе они в процессе общения с людьми (это подчеркивается Лемом) приходят к гуманизму. Итак, один вариант - психичность, возникшая в процессе общения с человеком и проявляющаяся в гуманизме и наличии эмоций. Способность к постановке задач при этом подразумевается, так как проявление гуманизма невозможно без постановки задач. Система с "человекоподобной" психикой должна быть идентифицируема на очень "человеческом" языке - поэтому Лемом акцентируется наличие свойственных обычно человеку эмоций и попыток автодескрипции - признака сложности. У других психичных систем Лема эмоции либо не показаны - у Анела из "Несчастного случая", либо их эмоции проявляются много слабее, чем у Хэри и Маски - у Верного робота Граумера, Барнса и Кальдера из "Дознания", компьютера из "Молота" и у реализации "Формулы Лимфатера", слабо и явно непонятно для человека, как у Голема XIV-го. Правда, ниоткуда не следует, что эти другие психичные системы общались с человеком меньше, а если измерять в "учебных часах", то, наверное, и больше. Но это общение не было близким, не было личным. В значительной степени личным было еще общение в Молоте; поэтому компьютер из Молота знал, что такое гуманизм, но, так сказать, теоретически - он его не применял, а к нему взывал, как и сломанные роботы в "Возвращении со звезд".
   Итак, по мнению Лема, психика человеческого типа с ее атрибутами гуманизмом и эмоциями - может возникнуть у искусственных систем только в процессе индивидуального общения. Продукты чисто группового обучения лишены этих существенных черт человеческой психики.
   Разумеется, и гуманизм, и эмоции есть у зверей, в том числе у тех, которые со времен Ноя не общались с человеком. Но эти звери есть продукт длительной биологической и социальной эволюции, как и человек. Такая эволюция не стоит за искусственными системами.
   Другой вариант возникновения психичности - в результате "просто" усложнения системы, ведь рано или поздно количество перейдет... Признаком психичности в этом случае является, по Лему, способность к постановке задач, достаточно далеких от предусмотренных создателем. В глазах человека это есть, во-первых, признак сложности системы, во-вторых, это делает систему якобы похожей на человека, ибо человек считает себя способным на постановку таких задач. Если же эти задачи далеки и от естественных, в человеческом понимании, следствий развития основ системы, то этого признака может быть достаточно - Верный робот Граумер ставит и решает задачу изготовления человека, компьютер из "Молота" влюбляется, Анел совершает восхождение, заканчивающееся Несчастным случаем. Между прочим - для Лема вообще альпинизм окрашен особо, он часто использует альпинистские мотивы.
   Задачи, которые ставят другие системы, менее экзотичны. Видно, в результате гипертрофии каких-то сторон исходной программы возникло желание спокойной жизни у Барнса, стремление привести "к ногтю" человечество у "электронного Чингис-хана" Кальдера. Неясно происхождение единственного желания у реализации Формулы Лимфатера, но само желание прогресса и его понимание как познания мира может быть понятно даже на человеческом уровне. А раз эти задачи менее экзотичны, должны быть еще доводы за психичность. У Барнса и Кальдера это эмоции, а воплощение "Формулы Лимфатера" гуманно, хотя в этом гуманизме есть что-то от "все суета", - не назовешь его человеческим.
   С Хэри можно поговорить "по-человечески", и даже наводящей ужас машине-убийце из "Маски" монах говорит: "Ты - сестра моя". Не может Пиркс, кстати, не страдающий ксенофобией, говорить "по-человечески" с Барнсом, хотя тот и сложен "до автодескрипции", черные ящики для окружающих - Граумер, Анел и Кальдер. А чем кончается разговор "по-человечески" в "Молоте" и "Формуле Лимфатера"? Просто это хоть и психика, но другая. Первую человек "чувствует нутром", вторую "вынужден признать".
   По мнению Лема, неизведанное ждет нас не только среди звезд. Его мнение о втором типе психичности созвучно мнению некоторых специалистов по вычислительной технике, полагающих, что возникновения у сверхсистем качественно новых свойств мы можем просто не заметить - уж очень это будет в нашем понимании - ни на что (то есть попросту на нас) не похоже.
   О проявлениях психичности мы поговорили, что Лем понимает под психичностью, обсудили, а что же такое психичность - определения не дали. А вот что такое стол, мы почему-то знаем. Определение дать можем. Столов мы этих на своем веку тысячи передвигали, да и стульев тоже. В этом и дело - мы изучили много однотипных объектов и объектов близких, но других. Вот мы и выделили - стол. А что такое психичность? Хороши бы мы были, если бы знали во всем мире только один стол и один нестол и пытались понять, чем стол от нестола отличается. Но если объектов все-таки мало? Не стоит ли подумать, что вообще может быть сделано из пяти кусков дерева? Как вообще может проявляться человек? И обязательно ли из пяти? И только ли у человека может быть психика?
   ... Вот этим Лем и занимается. А понять, что такое психичность, хотелось бы.
   Первобытный человек одушевлял природу - дерево или ветер были для него живыми и психичными - они могли быть добрыми и злыми; убивая зверя или срывая плод, он просил у них прощения. Позже понятие психичности сузилось, еще недавно за убийство раба - говорящего орудия - лишь платили штраф. Свободные граждане, настоящие греки - это же совсем другое дело... Понятие психичности и по сей день расширилось не везде. Правда, из недочеловеков уже не делают мыло, но в качестве говорящих, а еще лучше - молчащих - орудий их используют на доброй трети планеты. Законопослушные, добропорядочные граждане - это же совсем другое дело...
   Герои Лема даже не платят штрафов, они орудуют молотком, лазером, плавильной печью и малым дестабилизатором, но разве суть проблемы от этого меняется?
   Выносимое нашим предком, персонажами Лема и нами решение о психичности определяет и действия, и моральную ответственность за них. Только после признания психичности становится возможен контакт с представителями другой цивилизации - "Солярис", "Эдем", без признания ее контакт невозможен "Непобедимый", "Друг". Признание апсихичности снимает вопрос о возмездии за гибель товарищей - "Непобедимый", и вообще в корне меняет отношение к социальной системе, даже если элементы системы наделены психикой, как то обнаружил Ийон Тихий в своих 11-ом и 13-ом Путешествиях.
   Оказывается, в ходе слияния элементов в систему она может не усложняться, а упрощаться. Действительно, закон Менделеева-Клапейрона проще законов движения молекулы в газе, а психология Государя Макиавелли проще психологии Ромео и Джульетты.
   Только после признания психичности объекта наших действий возникает ответственность. Как, никто из вас не хочет слетать на "Солярис" и поменяться местами с Крисом, заменить Пиркса в "Охоте на Сэтавра" или Брегга из "Возвращения со звезд" в деловой поездке на завод по переработке металлолома?
   Странно, не правда ли? Так что понять, что такое психичность, действительно хотелось бы.
   ———————————————————————————
   5. Пиджак как наручники, или Этикосфера вокруг нас
   Как было бы хорошо, если бы можно было исключить зло из человеческого обихода. На этом простая часть вопроса до обидного быстро кончается и начинаются более сложные - что есть зло, возможно ли его исключить, какой ценой и каковы будут последствия. Первую сложную часть вопроса можно сильно упростить, ограничив себя рассмотрением простого насилия. Казалось бы, в этом случае можно построить надлежащую систему.
    "Кроме того, уже в пеленки им вкладывали напоминайки, внедрявшие в умы уважение к ближним. Если бы и нашелся кто-нибудь, кто захотел бы обидеть ближнего хотя бы по переписке, укорялка тут же принялась бы его отговаривать, а подушечка-думка - нашептывать сквозь сон, чтобы он это дело бросил. Если же он, допустим, упорно стоял на своем... Напишет он, например, анонимку, а чернила разольются, почтовый ящик порвет письмо, в крайнем же случае предохранитель последней линии добросердечия заботливо разобьет адресату очки"." - Воспитание Цифруши
    "- Я прошу вас оказать мне любезность, ударив меня по щеке. Вы убедитесь, как действует этикосфера, а после мы обсудим этот эксперимент... Я, пожалуй, встану и вас попрошу о том же, так будет удобнее... Я решил ударить его, раз уж ему так хотелось, и мы встали друг против друга. Я замахнулся - в меру, потому что не хотел свалить его с ног, - и застыл с отведенной в сторону рукой. Что-то меня держало. Это был рукав пиджака. Он стал жестким, словно жестяная труба. Я попытался согнуть руку хотя бы в локте и с величайшим трудом наполовину сумел это сделать". - Осмотр на месте
   Но и в этом случае возникает несколько проблем. Первая - как отличить "просто насилие" от "закономерного насилия"? Казалось бы, можно воспользоваться тем, что палач, исполняющий законный приговор, не испытывает тех эмоций, которые испытывает бандит, и различие эмоционального фона должно повлечь различие физиологической реакции организма. Но положить это различие в основу дифференцирующей системы не удастся, потому что многие злодеи причем, как кажется, наиболее страшные злодеи - уверены в благости своего злодеяния.
    "- Я бы не поручился! - возразил я. - Особенно, когда уже известна нужная формула: запечатленные в структуре материи заповеди теряют силу, если убийца верит в благость своего поступка. К тому же вера и неверие - не то же самое, что взаимоисключающие логические категории. Можно верить отчасти, временами, сильнее, слабее... и где-нибудь на этом пути в конце концов перепрыгнуть шустринный барьер... Люзанец мрачно посмотрел на меня. Действительно, такой порог есть. Не буду обманывать. Только он выше, чем вы полагаете. Гораздо выше. Поэтому штурмуют его напрасно..." - Осмотр на месте
   Можно, конечно, запретить любое насилие вообще, но тогда придется передать "силовые функции" какой-то автоматической системе, роботам.
    "- Там еще много всего было: например, нельзя применять ни к кому ни силы, ни грубого тона, а уж ударить человека - это позор, даже преступление, потому что это вызовет страшный шок. Драться нельзя независимо от обстоятельств, потому что только звери дерутся... - Постой-ка, - сказал я, а если из заповедника убежит дикий зверь... Да, я забыл... диких зверей уже нет. - Диких зверей уже нет, - повторил Олаф, - но есть роботы. - Ну и что? Ты хочешь сказать, что им можно дать приказ убить? ... Но должны же они быть готовы к крайностям; ведь даже бетризованный пес может взбеситься. Скажешь, нет? - Но... но ведь это... Погоди! Значит, они все-таки могут убивать? Отдавая приказы! Разве это не все равно: я сам убью или отдам приказ? - Для них нет...- Да, например, мы двое, если бы мы что-то, ну, понимаешь... то, конечно, нами займутся роботы, не люди. Они не могут. Они добрые". Возвращение со звезд
   Однако такая автоматическая система может перейти к злоупотреблениям, во всяком случае человеческие системы силового регулирования к злоупотреблениям склонны. Ситуация перехода автоматической системы к злоупотреблениям многократно рассматривалось в литературе (хрестоматийный пример - "Страж-птица" Шекли), но Лем не рассматривает подробностей, а просто указывает на представляющуюся опасной потерю возможности контроля за ситуацией, когда человека окружают устройства, выполняющие этико-контрольные функции (этикосфера).
    "Мы еще примирились бы со своего рода двоевластием, будь мы уверены, что в основном - допустим, на две трети - контроль в наших руках, а остальное - в ведении наших шустринных уполномоченных... но мы знать не знаем, какова их настоящая роль в принятии решений, определяющих нашу судьбу". - Осмотр на месте
   Третья проблема, которую Лем не рассматривает (возможно, ввиду ее тривиальности), состоит в том, что постоянное управляющее воздействие снимает с элементов системы необходимость иметь "автономную мораль", что делает систему менее надежной при изменении условий. Однако последнее верно только в том случае, если автоматическая система менее лабильна, чем человеческое общество.
   ———————————————————————————
   6. Управление звездами
   К проблемам, связанным с астроинженерной деятельностью, Лем обращается многократно - и в шутливом ключе, и в серьезном. Что касается первого подхода, соответствующие цитаты см. в статье "Астроинженерная деятельность" в Словаре. Что же касается серьезного подхода, то отсутствие сигналов и отсутствие признаков астроинженерии в прошлом веке какое-то время вызывало удивление, связанное с неоправданным оптимизмом, как тогда говорили, "начала космической эры". Разрешение этого психологического противоречия искали на четырех путях - утверждая, 1) что цивилизаций мало, 2) что у них есть и другие проблемы, кроме общения с нами, 3) что в силу наших с ними различий мы не видим этих сигналов и 4) что мы их видим, но не можем отличить от естественных процессов в Космосе. Лем суммирует первые две линии и вводит понятие "окна контакта" (первые две цитаты), третья линия используется для построения оригинальной теории космогенеза (следующие две цитаты), четвертая линия только упоминается (последняя цитата).
    "Мы возникли, прошли - история нашей звезды, затем планеты, биогенез и эволюция - через многочисленные "игольные ушки", и, тем самым, девять миллиардов лет, отделяющих возникновение газового протосолярного облака от возникновения Homo Sapiens, можно прировнять к гигантскому слалому, в котором не остались обойденными ни одни ворота. Уже известно, что таких "ворот" было довольно много, что любое выпадение со слаломной трассы сделало бы невозможным возникновение Человека, но неизвестно, как "широк" был этот путь со своими поворотами и рамками, иначе говоря, какова была вероятность "правильного хода", финишем которого является антропогенез". - Созидательный принцип уничтожения (Мир как Холокост)
    "Ортега, Нейссель и Амикар ввели понятие "окна контакта". Это период, когда Разумные Существа уже в высокой степени используют науку, но еще не принялись за преобразование данной им Природой Разумности - эквивалента человеческого мозга. "Окно контакта" - это космический миг. От лучины до керосиновой лампы прошло 16.000 лет, от лампы до лазера - сто лет... Период контакта - возможности взаимопонимания - в худшем случае длится 1000 земных лет, в лучшем - от 1800 до 2500 лет. Вне окна для всех цивилизаций, недозревших и перезревших, характерно молчание. Первые не располагают достаточной для связи мощностью, вторые либо инкапсулируются, либо создают устройства для сообщений со сверхсветовой скоростью". - Фиаско
    "Но чтобы революция в астрофизике могла совершиться без таких контактов, более того - чтобы именно отсутствие таких контактов, а также полное отсутствие сигналов и признаков так называемой "астроинженерии" могло бы вызвать величайшую революцию в физике и в корне изменить наши представления о Космосе - такое наверняка не могло прийти в голову ни одному из тогдашних авторитетов". - "Новая космогония"
    "С той самой минуты, когда вы впервые осознаете грандиозность авторского замысла, когда в вашем воображении во всей полноте возникает идея палимпсестового Космоса - Игры с его невидимыми и неведомыми друг другу Игроками, вас уже не покидает ощущение, что вы столкнулись с чем-то необычайно, потрясающе новым и одновременно - что это плагиат, перевод на язык естественных наук древнейших мифов, в которых отразился непроницаемый донный слой человеческой истории". - "Новая космогония"
    "Не только пульсары, не только гравитационные линзы, не только мазеры газовых звездных туманностей, не только огромные массы центра галактики вводили в заблуждение наблюдателей регулярностью, повторяемостью, своеобразным порядком многократных импульсов". - Фиаско
   ———————————————————————————
   7. Естественное или искусственное
   В тривиальном смысле деление на естественное и искусственное - это деление на существующее не в результате деятельности человека и в результате таковой деятельности. Деление это имело строгий смысл только до возникновения человека - именно потому, что искусственного тогда не существовало вовсе. На следующий день после возникновения человека речь могла идти только о степени влияния; применение вышеуказанных терминов как исчерпывающих ситуацию - обычная попытка заменить рассмотрение сложной непрерывной ситуации рассмотрением простой дискретной. Иногда, несколько сужая область смыслов, под искусственным понимают нечто, созданное человеком сознательно и с каким-то намерением. С другой стороны, в расширенном смысле естественно все, так как человек - тоже часть природы.
   Для человека наличие способа дифференциации важно потому, что идентификация феномена как искусственного радикально меняет модель мира вместо законов природы человек начинает анализировать мотивы и эмоции "того, кто сделал". Мотивы и эмоции тоже подчиняются каким-то законам, просто они меньше познаны людьми, и человек охотно переключается с анализа ситуации на рассуждения типа "чего они хотят" (на неэффективность такого подхода указали Стругацкие, "За миллиард лет до конца света"). Наличие способа определения искусственного происхождения феноменов существенно для поисков внеземного разума, причем известны прецеденты, когда феномен какое-то время считался искусственным, а позже было показано, что явление могло быть вызвано естественными причинами. Как искусственное может восприниматься и то, что возникло в результате деятельности систем, созданных человеком, причем такие объекты и ситуации вызывают когнитивный диссонанс (сделал, а не понимаю что) и негативную реакцию, особенно если "оно" начинает влиять на жизнь людей.
    " - Дорогой мой, культура уже полвека не развивается стихийно. В двадцатом веке какой-нибудь там Диор диктовал моду в одежде, а теперь все области жизни развиваются под диктовку". - Футурологический конгресс
    "... задание, поставленное им перед штабом фирмы - срежиссировать полное отсутствие режиссуры, - оказывается самым трудным из всех, какие только приходилось решать. Исследования обнаруживают, что ничего похожего на стихийность и подлинность жизни давно уже нет. Устранение приготовлений режиссуры любого эпизода лишь открывает более глубокий слой - следы другой режиссуры, еще более ранней..." - "Корпорация "Бытие"
    "Различие между естественными и искусственными приключениями, успехами, неудачами перестает существовать, если нельзя дознаться, что происходит по чистой, а что - по заранее оплаченной случайности". - "Корпорация "Бытие"
    "Ты же сам знаешь, что все эти процессы совершаются лишь потому, что я их запрограммировал, - а значит, не взаправду..." - Путешествие седьмое, или Как Трурля собственное совершенство к беде привело
    "Благосклонная и смышленая среда обитания должна, следовательно, стать закройщиком материи бытия, сшивая ее таким образом, чтобы каждый получил условия существования, наиболее для него подходящие. Но когда все технические средства будут уже готовы, когда уже будет создана среда, безошибочно приспосабливающаяся к натуре любого человека, останется преодолеть одну лишь, зато чудовищную трудность, а именно: каждый должен при этом иметь ощущение абсолютной подлинности бытия". - Осмотр на месте
    "Перед нами метафизический гротеск, фантастичность которого, однако, имеет корни в реальном мире. Если отбросить комические перехлесты и крайности авторской фантазии, останется проблема манипулирования умами такого, при котором сохраняется субъективное ощущение полной естественности и свободы". - "Корпорация "Бытие"
   ———————————————————————————
   8. Изолированные островки и ключевой эксперимент
   Исходное предположение: в мозгу, как биологическом, так и электронном, могут возникать изолированные друг от друга (полностью или частично), участки, способные к самостоятельному функционированию.
    "Можно уподобить его червивому яблоку; это банальное сравнение все же передает существо дела: в пределах мыслящей субстанции, подвластной его индивидуальности (о которой речь впереди), было обнаружено несколько миллиардов "вселенных", то есть изолированных островков автономных процессов, каждый из которых есть не что иное как математическая модель сотворенного лунным Мозгом "универсума"". - Записки всемогущего
    "Два или несколько разумов можно сливать в один, и не только у машин и растворов, но даже у людей; благодаря персонетике появилась возможность изготовлять миры, замкнутые в машинах, в которых возникало разумное бытие, а оно, в свою очередь, в этом узилище могло конструировать следующее поколение разумных субъектов; разум можно было усиливать, делить, умножать, редуцировать, обращать вспять и так далее". - Звездные дневники Ийона Тихого. Путешествие двадцать первое
   Особого протеста эта идея не вызывает, потому что подобные участки и так существуют в мозгу.
    "Ведь не только при болезни, но и в самом обычном сне случается, что мы разговариваем с неизвестными нам наяву людьми, задаем этим снящимся образам вопросы и слышим их ответы; причем, хотя эти люди являются в действительности лишь плодом нашей собственной психики, как-то выделенные временно ее псевдосамостоятельными частями, мы не знаем, какие слова они произнесут, до тех пор, пока они (в этом сне) не обратятся к нам". - Солярис
    "Если мне кто-то снится и я задаю ему вопрос, то, пока мне не ответят, я не знаю ответа. А ведь приснившийся человек не существует за пределами моего мозга, он лишь временно обособленная его часть. Каждый раздваивается почти ежедневно, вернее, еженощно, давая мимолетно возникающим в мозгу псевдоиндивидуальностям жизнь... Это какое-то физическое явление, более сложное, чем обычная запись: автомат - не прибор для фиксирования звуков. В нем возникла запись, наделенная некоторой самостоятельностью, способностью изменяться. Запись, которой - как это ни странно звучит - можно задать вопросы и узнать... Но ведь они не станут по порядку рассказывать свою историю, они начнут звать его, просить кислорода, молить о спасении! Что ответить? Что они не существуют? Что они "пceвдоиндивидуальности", изолированные островки электронного мозга, его бред? Что их страх - только имитация страха, а их агония, повторяющаяся каждую ночь, стоит не больше заигранной пластинки?... Они не существуют? А кто же его звал, кто молил о помощи? И что изменится, если специалисты скажут, что за этими криками нет ничего, кроме циркуляции зарядов и колебаний, возбужденных резонансом пластин?" - Терминус
   Если мы с возможностью существования таких изолированных участков согласились, немедленно возникают следующие вопросы. Первый - нельзя ли с ними связаться? Пиркс предполагал, что можно, но есть и другое мнение.
    "... желая - вконец обезумев - вторгнуться в мир, упрятанный в Ящик. Но старец тотчас вырубил ток, стащил короля на землю и молвил: - Трижды безумный! Ты желаешь невозможного, ибо не дано существу, созданному из реальной материи, проникнуть в глубь мира, что являет собой лишь кружение и вращение элементов двоичных в процессе цифрового, нелинейного и дискретного моделирования!... придется снять с тебя мерку и, согласно твоим коэффициентам, атом за атомом смоделировать, а после запрограммировать тебя самого, и станешь ты частью этого мира, средневекового и цифрового, что в Ящике пребывает и будет пребывать, доколе хватит электричества в проводах и накала в анодах и катодах. Но сам ты, здесь предо мною стоящий, исчезнешь и пребудешь лишь в образе неких токов, что кружат прекрасно, вероятностно, дискретно и нелинейно!" - Сказка о трех машинах-рассказчицах короля Гениалона
   Второй вопрос - как мы можем и как мы должны к этим изолированным мирам относиться?
    "А он как раз со вниманием и любовью новые созвездья развешивал в вечном мраке сознания своего, что служило ему целым Гозмозом, и, как умел, бескорыстно старался все созданное его помышлением в памяти удержать; и хотя болела от этого голова, он не сдавался, ибо чувствовал, что нужен своему Гозмозу и всерьез за него отвечает". - Сказка о трех машинах-рассказчицах короля Гениалона
    "- А наяву ты могла бы проделать такой опыт? - Боюсь, что нет, ответила, помолчав немного, Калларла. - Почему?... - Может быть, это кажется тебе каким-то гротескным подражанием деяниям Бога, того творца, в которого верили встарь? - подзадорил ее Тер-Хаар. Калларла промолчала. Улыбка постепенно сошла с ее лица". - Магелланово облако
    "Безлюдисты проповедуют Евангелие компьютерам. Безлюдный разум существует уже столетие, а Ватикан все еще отказывает ему в равенстве перед Богом... Никого не заботят душевные муки компьютеров, терзающие их вопросы, смысл их бытия". - Футурологический конгресс
   Третий вопрос - о "внешнем мире" этих изолированных миров.
    "Ибо наши мозги - обратите внимание! - подключены, так сказать, к внешнему миру через посредство органов чувств: глаз, ушей, носа, чувствительных окончаний кожи и так далее. У этих же, здесь, - вытянутым пальцем он показывал на ящики, - внешний мир там, внутри них..." - Странные ящики профессора Конкорана
    "- О том, что находится вне меня, если там вообще что-нибудь есть, я ничего не знаю. Но о том, что внутри, я узнаю, стоит лишь мне это помыслить; да и кому же, черт подери, лучше знать мои мысли, если не мне?! И выдумал Гозмоз еще раз, но теперь уже разместил его внутри собственного сознания; это показалось ему не в пример скромнее, приличнее и основательней, а к этому он и стремился. И стал он заполнять этот свой Гозмоз всякой помышленной всячиной". - Сказка о трех машинах-рассказчицах короля Гениалона
    "- Тихий, - немного спокойней продолжал профессор, - я сказал, что среди прочих есть у меня тут и ученый; вот этот ящик, прямо перед вами. Он изучает свой мир, однако никогда, понимаете, никогда он даже не догадается, что его мир не реален, что он тратит время и силы на изучение того, что является серией катушек с кинопленкой, а его руки, ноги, глаза, его собственные слепнущие глаза - это лишь иллюзия, вызванная в его электронном мозге разрядами соответственно подобранным импульсам. Чтобы разгадать эту тайну, он должен был бы покинуть свой железный ящик, то есть самого себя, и перестать мыслить при помощи своего мозга, что так же невозможно, как невозможно для вас убедиться в существовании этого холодного ящика иначе, нежели с помощью зрения и осязания". - Странные ящики профессора Конкорана
   И этот третий вопрос плавно переходит в самый важный - четвертый, причем относящийся вовсе не к "изолированным участкам" - вопрос о возможности проверки мыслящим существом, существует ли вообще внешний, по отношению к этому существу, мир.
    "... Разум, будучи всенаправленным, является тем самым и самонаправленным". - Голем XIV
    "А возможно ли придумать этот ключевой эксперимент? Сначала мне казалось, что нет, ибо мой больной мозг (если, конечно, он больной) будет создавать любые иллюзии, какие я от него потребую... Мне уже казалось, что, попав в это сумасшедшее кольцо, я не сумею из него выбраться - ведь нельзя мыслить иначе, чем мозгом, нельзя выбраться из самого себя, чтобы проверить нормальность происходящих а организме процессов, - когда вдруг меня осенила мысль, столь же простая, сколь удачная". - Солярис
    "Нащупав маску, натянул ее на лицо, но все же вдыхал кислород с тревогой: откуда мне знать, настоящая это маска или только фантом?" Футурологический конгресс
    " - Возможно, ваш препарат так и действует, - хмыкнул я, - но вряд ли так действует фантом вашего препарата". - Футурологический конгресс
    "А если все вокруг подставное? Вымышленное? Странные мысли... Допустим, он не сидел и не летел, но я-то по-прежнему сижу летя, то есть лечу сидя. Это полностью достоверно. Так ли? Всего достовернее то, что я читаю о ком-то, кто сидит и летит. А вот насчет моего собственного сидения и полета - как в этом удостовериться? Комнатка обставлена довольно убого, не комнатка, а каморка. Должно быть, на средней палубе; но на чердаке у нас была точно такая же. Впрочем, достаточно выйти за порог, чтобы убедиться, иллюзия это или нет. А если все же иллюзия? И там - ее продолжение? Значит, решающего доказательства нет?" Звездные дневники Ийона Тихого. Путешествие двадцать восьмое
    "Стал он тогда просыпаться, нелегко ему это давалось, наконец очнулся он совершенно, и тогда-то ужасное зародилось в нем подозрение. В самом ли деле вернулся он к яви или же пребывает в другом сне, переживая только видимость бодрствования?" - Сказка о короле Мурдасе
   Гипотетический эксперимент, позволяющий определить, существует наблюдаемый мир вне наблюдателя ("в реальности") или внутри него (то есть является феноменом, созданным мозгом), если и возможен, то лишь на основе анализа сложности наблюдаемых феноменов - феномены, созданные мозгом, не будут превосходить определенного уровня сложности, в частности, они этим мозгом могут быть поняты; феномены окружающего мира могут иметь большую сложность, поэтому наличие нерешенных научных задач является доводом за наличие внешнего мира, но не доказательством его наличия.
   Итак, живое существо, а также искусственная система (электронный мозг или иная, достаточно мощная и способная к обучению структура) при определенном уровне сложности создает внутри себя субструктуры, не являющиеся вполне детерминированными и не являющиеся легко доступными (или являющиеся недоступными) для внешнего наблюдателя. Создание таких субструктур может трактоваться как возникновение "внутренней жизни", внешне это может выглядеть как непредсказуемость поведения, свобода воли, разум и т.п. Понимание возможности такой ситуации немедленно влечет возникновение и в естественном существе, и в электронном мозге - попытки понять, как он устроен, в частности, гипотезы о том, что он сам является изолированным от мира электронным мозгом, питающимся "импульсами", и его творец тоже может быть таковым.
    "И потом стало распространяться. Это я еще могу вообразить. Допустим. Но чтобы из этого возник КТО-ТО - извините. Это уж сказки! Никакой дух из частиц не мог там появиться на свет. Разум на Луне из электронного лома? Нет. Это чистая фантазия". - Мир на Земле
    "Но тогда возможно и то, что хозяин запыленной лаборатории, в которой МЫ стоим на полках, - сам тоже ящик, построенный другим, еще более высокого ранга ученым, обладателем оригинальных и фантастических концепций... И так до бесконечности. Каждый из этих экспериментаторов - творец своего мира, этих ящиков и их судеб, властен над своими Адамами и своими Евами, и сам находится во власти следующего бога, стоящего на более высокой иерархической ступени". - Странные ящики профессора Конкорана
   Вопрос о моральности таких экспериментов сложен, поскольку мораль формируется как следствие опыта выживания, а данная ситуация является существенно новой; наличие свободы воли является важным аргументом для человека, решающего, должен ли он вести себя по отношению к объекту, как к человеку (например, не убивать его).
    "Но как нам, так и им это не мешает любить, желать, ненавидеть, они могут прикасаться к другим людям, чтобы целовать их или убивать... И так эти мои творения в своей вечной железной неподвижности предаются страстям и желаниям, изменяют, тоскуют, мечтают... Вы поставляете им только сырье, сказал я, - в виде этих импульсов. Так же, как нам поставляет их мир. Когда я стою и смотрю на звезды, то, что я чувствую при этом, что думаю, это лишь мне принадлежит, не всему миру". - Странные ящики профессора Конкорана
    "- Ну, что мне не нужен сон и что я все время должна быть около тебя. ... А чтобы орудие могло желать добра и любить, такого я не могла себе представить...- Да. Но из этого ничего не вышло. Потому что я искала в себе... - их - чего-то другого, была совершенно сумасшедшей. Некоторое время мне казалось, что у меня под кожей нет тела, что во мне что-то другое, что я только... только снаружи... Чтобы тебя обмануть. Понимаешь?" - Солярис
    "Нельзя, заявляет он, не прийти к заключению об аморальности персонетических экспериментов; речь, однако, идет об исследованиях, которые, хотя и вступают в противоречие с этикой, жизненно необходимы для нас". - "Не буду прислуживать"
    "Каждый "гость", когда появляется, действительно только фантом и вне хаотической мешанины воспоминаний и образов, почерпнутых из своего... Адама... совершенно пуст. Чем дольше он с тобой, тем больше очеловечивается. Приобретает самостоятельность, до определенных границ, конечно. Поэтому чем дольше это продолжается, тем труднее..." - Солярис
    "Ты впутался в дела сил, над которыми мы не властны, в кольцевой процесс, в котором она частица. Фаза. Повторяющийся ритм. Если бы она была... если бы тебя преследовало готовое сделать для тебя все чудовище, ты бы ни секунды не колебался, чтобы устранить его. Правда?" - Солярис
    "- Я ничего не знаю об устройствах, подобных тебе, но я вижу тебя и слышу, и ты по твоим речам представляешься мне разумной, хотя и подчиненной какому-то принуждению, и - коль скоро ты, машина, борешься, как сама мне поведала, с этим принуждением и говоришь, что чувствовала бы себя свободной, если бы у тебя отняли стремление убить, - то скажи мне, как ты чувствуешь себя сейчас, когда оно в тебе?" - Маска
   ———————————————————————————
   9. Я, не я, два я
   Кажется очевидным, что если описать положение всех атомов в человеке и по этому описанию произвести синтез, мы получим человека. Поатомное описание чудовищно избыточно, но нам важен принцип. Возражение, что важна еще электрическая активность, нас не пугает - на тех частотах, на которых работает человек, она однозначно связана с эдс и сопротивлением, то есть с положением атомов. Проблему различения оригинала и копии некоторые предлагают решать, уничтожая оригинал, но это если и необходимо, то по внешним причинам. Внутри задачи никаких парадоксов не возникает, ибо копия в момент возникновения будет отличаться от оригинала, поскольку будет воссоздавать более раннее его состояние. Однако проблема возникает опять, если создать две копии.
    "Если же кто-нибудь особенно спешит, персонограмму передают по телеграфу к месту назначения, а там его восстанавливают в аппарате. Тем временем исходного бжута распыляют и отправляют в архив..." - Звездные дневники Ийона Тихого. Путешествие двадцать третье
    "Некоторые богословы, например Гаугер Дребдар, полагали, что настоящая смерть наступает лишь после разложения ("в прах обратишься"); но эта версия рухнула после создания ресуррекционного поля, собиравшего человека как раз из праха, то есть из атомов, на которые было распылено его тело, причем воскрешенный ничего не ведал о том, где перед тем побывала его душа". Звездные дневники Ийона Тихого. Путешествие двадцать первое
    "- Вы чудовище, - произнес я тихо и спокойно. - Отдаете ли вы себе отчет в том, что сделали? А впрочем, - неожиданно успокоился я, - ведь сознание человека не может быть повторено. Если ваша жена живет, ходит, думает, то в этом кристалле заключена в лучшем случае, некая копия ее души, - но отнюдь не сама душа... Видите ли, господин Тихий, вы совершенно правы. Невозможно создать душу кого-то, кто живет. Это была бы чепуха. Бессмертную душу можно создать человеку лишь в момент его смерти". Бессмертная душа
   Для человека, оказавшегося участником такого копирования, шокирующим может оказаться то, что сама копирующая система может быть апсихична и даже вообще не понимать, что делает.
    " - Ничего, - сказал служащий. - Побудете у нас подольше и привыкнете. Пожалуйста, вот ваш биле... Он не докончил. Сверкнуло, прогрохотало, взметнулась пыль, а когда она осела, вместо своего собеседника я увидел огромную дыру в полу. Я окаменел. Не прошло и минуты, как несколько ардритов в комбинезонах заделали дыру и прикатили тележку с большим свертком. Когда его развернули, передо мною предстал дежурный с билетом в руке. Он стряхнул с себя обрывки упаковочной бумаги и, устраиваясь на вешалке, сказал: - Вот ваш билет. Я же говорил, напрасно волнуетесь. В случае чего любого из нас продублируют". - Звездные дневники Ийона Тихого. Путешествие четырнадцатое
    "А, вас убило метеоритом, но вы ничего не потеряли, дуэт был из рук вон плох. Хотя, конечно, это скандал: за вашим резервом пришлось посылать в "Галакс", - зашептала в ответ любезная ардритка. - За каким резервом? - Я чувствовал, что у меня темнеет в глазах. - Ну, за вашим, за каким же еще... ...- Так я, выходит, резерв? - Ну да. - А где же тот я, который сидел тут раньше?" - Звездные дневники Ийона Тихого. Путешествие четырнадцатое
    "Ареантроп входит в своего рода приемную камеру из какой-то прозрачной субстанции и там распыляется на атомы... И точно такой же ареантроп в ту же (или следующую) секунду материализуется на произвольном расстоянии. Условие одно: поблизости должна присутствовать соответствующая аппаратура". Человек с Марса
    "Ну, и, наконец, пропорции тела были детскими. Он показался мне... совсем младенцем. Нет, это преувеличение. Наверное, ему было два или три года. У него были черные волосы и голубые глаза, огромные. И он был голый. Совершенно голый, как новорожденный. Он был мокрый, скользкий, кожа у него блестела... Его движения были неестественны... Они были методичны. Они проделывались по очереди, группами и сериями. Как будто кто-то хотел выяснить, что этот ребенок в состоянии сделать руками, а что - торсом и ртом. Хуже всего было с лицом, наверно, потому, что лицо наиболее выразительно, а это было... Нет, не могу этого определить. Оно было живым, да, но не человеческим. Я хочу сказать, черты лица были в полном порядке, и глаза, и цвет, и все, но выражение, мимика - нет". - Солярис
    "Любопытно, однако, что шустросфера, не будучи личностью, способна изготовлять личностные объекты, хотя бы в виде фантомов и духов". - Осмотр на месте
   Возможно, что решение проблемы двух идентичных копий состоит в том, что эта ситуация неустойчива - при встрече должна установиться иерархия - одна из копий должна признать главенство другой.
    "Если же кто-нибудь особенно спешит, персонограмму передают по телеграфу к месту назначения, а там его восстанавливают в аппарате. Тем временем исходного бжута распыляют и отправляют в архив... Одному молодому бжуту, по имени Термофелес, нужно было отправиться на другое полушарие планеты, чтобы там жениться. С присущим влюбленному нетерпением он, дабы поскорее попасть к невесте, побежал на почту и был переслан по телеграфу; едва это произошло, как телеграфиста вызвали по какому-то срочному делу, а его заместитель, не зная, что Термофелес уже телеграфирован, отправил персонограмму еще раз. И вот перед заждавшейся невестой предстают два Термофелеса, похожие как две капли воды. Трудно описать замешательство и недоумение бедняжки да и всего свадебного кортежа". - Звездные дневники Ийона Тихого. Путешествие двадцать третье
    "- А мы его воскресили! - Другого, двойнягу, дублиста; похожего, но не тождественного! - Докажи, ваша милость! ... нетождественность тождественного recreatio ex atomis individui modo algorytmico [восстановления индивида из атомов по алгоритму (лат.)] есть знаменитый Антиномический Парадокс, или Labyrintum Lemianum [лабиринт Лема (лат.)], описанный в трудах сего филороба, именуемого также Advocatus Laboratoris [адвокат лаборатории (лат.)]". - Сказка о трех машинах-рассказчицах короля Гениалона
    "Ученый 1. Разумеется. Вы дважды передали своего коллегу. Дважды, понимаете? Вот и все. Тарантога. Дважды? Что значит дважды? Так который же из них Хыбек? Ученый 1. Оба. Это ваш друг дважды". - Путешествие профессора Тарантоги
    "Кого хочешь осчастливить? Спасти? Себя? Ее? Которую? Эту или ту? На обеих смелости уже не хватает? Сам видишь, к чему приводит это! Говорю тебе последний раз: здесь ситуация вне морали". - Солярис
    "Там, где можно продублировать любимое существо, нет уже любимых существ, но есть лишь осмеяние любви, а там, где можно быть кем угодно и питать какие угодно убеждения, каждый становится никем, и нет никаких убеждений". - Звездные дневники Ийона Тихого. Путешествие двадцать первое
   Отдельный интерес в этой проблеме представляет процесс социализации "копии" в том случае, если копия является неполной. (к этой проблеме Лем относится серьезно, в отличие от проблемы "удвоения").
    "- Крис, у меня такое ощущение, как будто что-то случилось. ... - Как будто что-то забыла... как будто очень многое забыла. Знаю... помню только себя... и... и... ничего больше. ... мне казалось, что это какая-то упрощенная Хари, сведенная к нескольким характерным обращениям, жестам, движениям... Я почувствовал, что попал в ужасную западню, и искал выхода, перебирая все более беспощадные способы. ... Над полкой в стене находилась маленькая аптечка. Я бегло просмотрел ее содержимое, отыскал банку со снотворным и, бросил в стакан четыре таблетки - максимальную дозу... она молча взяла стакан из моих рук и залпом выпила снотворное... Я сидел, а девушка оперлась плечом о мои колени, ее волосы щекотали мою руку, мы оба почти не двигались... Прошло полчаса - снотворное должно было подействовать... Понемногу ее голова склонилась на мое колено, темные волосы закрыли ее лицо. Она дышала мерно, как спящий человек. Я наклонился, чтобы перенести ее на кровать. Вдруг она, не открывая глаз, схватила меня за волосы и разразилась громким смехом. Я остолбенел, а она просто заходилась от смеха". - Солярис
   ———————————————————————————
   10. Мой железный друг
   Автоматы - (от греч. automatos самодвижущийся) в широком смысле слова устройства, выполняющие какие-то свои функции не по непосредственной команде человека, а либо по программе, либо с учетом внешних условий. В узком смысле слова - то же, но в какой-то степени человекоподобное, в втором случае часто называемое роботом. Роботы или автоматы, внешне имитирующие человека, предположительно способны вызвать у человека негативную реакцию, а робот, не изображающий человека, негативной реакции не вызывает. Возможно, что этот эффект связан с тем, что объект, внешне выглядящий, как человек, и должен восприниматься, как человек, а у субъекта, знающего, что "на самом деле" это не человек, такая ситуация порождает когнитивный диссонанс и интуитивный протест.
    "Женщина, сидевшая через несколько рядов от меня, оттолкнула стюардессу, и та, словно от этого не такого уж сильного толчка, пятилась по проходу медленно, как-то автоматически, а женщина повторяла: "Я не позволю! Пусть это ко мне не прикасается!" - Возвращение со звезд
    "- Она схватила мою руку, поднесла ее к глазам и, когда увидела, что там... внутри, бросила ее и пустилась бежать. Она забыла, в какую сторону открывается дверь операционной, дергала ее, но дверь не открывалась, и у нее началась истерика... - В общем-то я малочувствителен... но это не было приятно, - помедлив, сказал Барнс и снова усмехнулся. - Я об этом не говорил ни с кем, - добавил он немного спустя, - но у меня создалось впечатление, что мужчинам, даже необразованным, легче общаться с нами. Мужчины мирятся с фактами. Женщины с некоторыми фактами не хотят мириться. Продолжают говорить "нет", даже если ничего уже, кроме "да", сказать невозможно". - Дознание
    "Трансгалактик" гарантирует: никаких автоматов, интимность, деликатность, искренняя человеческая благожелательность, весь обслуживающий персонал живой". - Альбатрос
   Автоматы работали неутомимо... втаскивал в ракету через грузовой люк контейнеры, наполненные радиоактивными обломками, другой автомат проверял счетчиком герметичность крышек. Потом обе машины волокли уже очищенные плиты на места, указанные Инженером..." - Эдем
    "... колотили евреев прикладами; им нужно было, чтобы кровь текла из рассеченных голов, коркой засыхая на лицах, превращая их в нечто уродливое, нечеловеческое и тем самым - повторяю за Раппопортом - не оставляя места для ужаса или жалости". - Голос Неба
    "Если бы она была... если бы тебя преследовало готовое сделать для тебя все чудовище, ты бы ни секунды не колебался, чтобы устранить его. Правда?" Солярис
    "Конца не было этим россказням, в которых вволю расходилось простецкое воображение, и лишь одно в них не менялось: мне всякий раз приписывали такие мерзости, какие только можно вообразить". - Маска
   При более продолжительном контакте на отношение человека к роботу начинает влиять не внешность, а поведение. Начиная с какого-то уровня одушевленности (обычно с ощущаемой человеком свободы воли) человек начинает вести себя с роботом, как с человеком (вплоть до идентификации), при этом внешние характеристики (антропоморфность или ее отсутствие) тем слабее сказываются на поведении человека, чем больше человек вообще контактировал с роботами и электронными мозгами; возможно, что есть зависимость и от пола. Иногда возникает вопрос о "равенстве", но человек и как индивидуум, и как элемент системы (общества) описывается столь большим количеством параметров, что постановка вопроса о равенстве в общем виде невозможна, тем более, что не известен ни полный список параметров, ни принцип его построения.
    "У Пиркса, да наверняка и не у него одного, в отношении этих своеобразных машин, которые так точно и подчас так творчески выполняли задания, была не очень чиста совесть. Может, это началось еще тогда, когда он командовал "Кориоланом"". - Несчастный случай
    "Это было уже соперничеством не только со скалой, но как бы и с Анелом - ведь он здесь прошел, и к тому же один. Правда у него стальные пальцы..." - Несчастный случай
    "Казалось, он не понимает, что произошло, колеблется, как поступить. В этом его колебании, в этой неуверенности, которую Пиркс великолепно понимал, было что-то столь близкое человеку, что комок сдавил Пирксу горло". - Охота на Сэтавра
    "Пиркс переносил ящики, сворачивал металлические листы, то есть делал все то, что должен был делать Анел; когда он это осознал, он немного помедлил, прежде чем подать груз протянувшему руки Массене". - Несчастный случай
    "Он вообразил себе ту сказочную, мифическую ситуацию, которая - он знал это не хуже других - была совершенно немыслимой: бунт роботов. И, ощущая в глубине души уверенность, что тогда он непременно оказался бы на их стороне, быстро погрузился в сон". - Несчастный случай
    "Последствия открытий неумолимы - самое большее, можно на какое-то время затормозить их реализацию... Я считаю, что человечество не готово к нашествию искусственных человекоподобных существ. Разумеется, наиболее важно - действительно ли они равны человеку?" - Дознание
   В результате у человека формируется специфическое отношение к роботам, которое отличается от отношения к людям в силу следующих причин - робот 1) обладает большими техническими возможностями в конкретной ситуации, 2) не может уклониться от выполнения ясно отданного распоряжения, 3) не может ответить на агрессию человека. Поэтому отношение к роботу похоже на отношение мужчины к влюбленной в него женщине. Отличие состоит в том, что отношения между людьми являются объектом оценки со стороны общества посредством морали, референтной группы, рассеянной санкции и т.д., а отношение к роботам является объектом такой оценки в существенно меньшей степени и сильнее зависит от так называемой автономной морали. Отношение робота к человеку - в той мере, в которой оно не навязано программой исходит из расчета на большее число шагов, чем это свойственно человеку.
    "Пиркс уже давно приметил, что человек подчас легче познается в его отношении к роботам, чем к иным людям". - Несчастный случай
    "Крулль с самого начала помыкал роботом, награждал его презрительными кличками и не раз давал поручения, от чего остальные члены группы воздерживались хотя бы потому, что универсальный робот - не лакей. И делал он это, видимо, затем, чтобы, унижая Анела, тем самым досадить Массене, прямо задирать которого не решался". - Несчастный случай
    "Было какое-то изощренное коварство в том холодном спокойствии, с каким человек запихивал добытые о себе знания в бездушные машины, присматривая за тем, чтобы не повысился уровень их одушевленности и чтобы они не стали конкурентами своего творца в познании прелестей мира... автоматы не были обездоленными, не были они и объектом безудержной эксплуатации, все было проще и вы то же время хуже - с моральной точки зрения сложнее для критики; их возможности ограничили еще прежде, чем они появились, - на листах чертежей". - Несчастный случай
    "И не это чувство побуждало меня спасать его от меня или не только от меня, ибо, когда я переставала рассуждать о своей любви, он становился мне совершенно безразличен, зато мне нужен был союзник в борьбе с тем, кто ночью вонзил в меня ядовитый металл. У меня никого больше не было, а он был мне предан безоглядно, и я могла на него рассчитывать". - Маска
   Существенную часть отношения человека к роботам составляет требование, восприятие и оценка их повиновения, т.е. исполнения ими распоряжений. Предпринимая любые действия, человек стремится не усложнять свою картину мира, и, понимая, что картина мира должна соответствовать миру, чтобы ее применение было эффективным, предпочитает не усложнять мир, то есть требует повиновения от всего создаваемого. Отступление от этого требования возможно только при наличии прогноза какого-либо выигрыша от применения системы с большей самостоятельностью, а для этого требуется способность к более далекому прогнозу и достаточно высокая оценка отложенного выигрыша. В отношении роботов ситуация усложнена тем, что, не разделяя с человеком тех ресурсов, которые разделяет человек с другими людьми, роботы не склонны к противостоянию и борьбе "человеческого типа" с человеком, а человек этого может не понимать или не учитывать.
    "... чего требуют конструкторы от своих кибернетических творений?
   ... Повиновения. Об этом даже не говорят, а некоторые, пожалуй, и не знают. Но это основной молчаливо принятый принцип. Фатальная ошибка! Строят машину и вводят в нее программу, которую она должна выполнить... для достижения немедленных результатов они закрывают дорогу любым попыткам самопроизвольного поведения собственных творений..." - Доктор Диагор
    "Пристрастившись к борьбе не на жизнь, а на смерть, вы тайно рассчитывали именно на такой оборот событий - на титаническую схватку с вашим творением - но это всего лишь ваше заблуждение". - Голем XIV
    "Инстинктивно я принимал ЕГО, так сказать, вопреки собственным познаниям и надеждам, все же за еще одну разновидность, пусть очень высокоразвитую механического мозга; значит, этакий сверхэлектронный супер, мыслящий слуга человека; и только лишь той ночью я осознал свое безумие. ОН вовсе не был враждебен людям; ничего подобного. Не было и речи о конфликте, какой представляли себе раньше, вы знаете: бунт машин, бунт искусственного разума - мыслящих устройств. Только, видите ли, ОН превосходил знанием все три миллиарда разумных существ на земле, и сама мысль о том, что ОН мог бы нам служить, была для НЕГО такой же бессмыслицей, каким для людей было бы предложение, чтоб мы нашими знаниями, всеми средствами техники, цивилизации, разумом, наукой поддерживали, допустим, угрей... ... ОН питал к нам такие же чувства, какие мы, наверное, питаем к бескостным рыбам, которые были нашими предками. Мы знаем, что не будь их - не было бы и нас, но не скажете же вы, что питаете чувство благодарности к этим рыбам? Или симпатию?" - Формула Лимфатера

Мир Лема - словарь и путеводитель. . 2004.

Синонимы:

Смотреть что такое "Путеводитель" в других словарях:

  • путеводитель — путеводитель …   Орфографический словарь-справочник

  • Путеводитель — Бедекера по Великобритании (1937) Путеводитель (или гид)  печатный, электронный или аудиовизуальный справочник о каком нибудь городе, историческом месте, музее, туристическом маршр …   Википедия

  • ПУТЕВОДИТЕЛЬ — ПУТЕВОДИТЕЛЬ, путеводителя, муж. (книжн.). 1. Руководитель, вожак (устар.). Позвольте быть вашим путеводителем. 2. Книга, содержащая необходимые для поездки, путешествия справки и указания. Железнодорожный путеводитель. || Всякое справочное… …   Толковый словарь Ушакова

  • путеводитель — См …   Словарь синонимов

  • путеводитель — путеводитель: Справочник, содержащий сведения о каком либо географическом пункте или культурно просветительном учреждении (мероприятии), расположенные в порядке, удобном для следования или осмотра. Источник …   Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

  • ПУТЕВОДИТЕЛЬ — ПУТЕВОДИТЕЛЬ, я, муж. Справочник о каком н. историческом месте, музее, туристском маршруте. П. по городу. П. по Подмосковью. П. по Эрмитажу. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • ПУТЕВОДИТЕЛЬ — справочное издание, содержащее сведения о стране, городе, туристском маршруте, историко художественных памятниках и т. п …   Большой Энциклопедический словарь

  • путеводитель — Справочник, содержащий сведения о каком либо географическом пункте или культурно просветительном учреждении (мероприятии), расположенные в порядке, удобном для следования или осмотра. [ГОСТ 7.60 2003] Тематики издания, основные виды и элементы EN …   Справочник технического переводчика

  • Путеводитель — справ. издание, помогающее осмотру описанных в нем достопримечательностей, музейных экспонатов, улиц и площадей городов и т. п. Его композиция часто подчинена рекомендуемым маршрутам осмотра …   Издательский словарь-справочник

  • путеводитель — я; м. Справочник, содержащий сведения, помогающий ориентироваться в поездке, путешествии, в музее и т. п. П. по музею. П. по городу. Краткий п. по Эрмитажу. Пользоваться путеводителем. Приобрести п. Маршрут выбирали по путеводителю. * * *… …   Энциклопедический словарь

Книги

Другие книги по запросу «Путеводитель» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»